ЮграТВ online
05 Декабря 2016
05:36
сб
/
вс
пн
06:15
06:30
вт
/
ср
/
чт
/
пт

«Мы никого не вынуждаем принимать помощь, и не вынуждаем идти и просить о помощи. Мы хотели, чтобы любой человек, который попал в эту ситуацию, мог получить беспрепятственный переход из здравоохранительных учреждений к социальным услугам», - Марион Фишер,

14 Сентября 2006 22:29 Версия для печати
13 сентября в эфир телеканала «Югра» вышла программа «Без посредников». Гостем студии была координатор социальных проектов ЕС Марион Фишер. Помещаем текст телепередачи. Ведущий: Добрый вечер. Более 80% людей живущих с ВИЧ и СПИДом молодежь до 30 лет. Ежедневно ВИЧ положительные россияне подвергаются дискриминациям и унижениям. Они вынуждены срывать свой диагноз. Защитить и помочь им – такова цель одного из европейского союза. Пилотным регионом для его реализации выбран и Ханты-Мансийский Автономный округ. Сегодня, «без посредников», мы узнаем о целях и задачах этого начинания у директора проекта Евросоюза развития системы социальных услуг для наименее защищенных групп населения Марион Фишер. Почему вы, философ по образованию, сосредоточились на реализации проекта развития системы социальных услуг для наименее защищенных групп населения? Марион Фишер: Я думаю, что это не случайно. Потому что если человек действительно заботится о мире, как все философы, то они должны заботиться о людях в первую очередь. И для меня это призвание – работать с людьми, заботиться о том, чтобы всем было хорошо. Ведущий: Сколько лет вы уже работаете в этой сфере? Марион Фишер: В этой сфере я работаю 13 лет. Ведущий: Вам есть с чем сравнивать и если говорить о подходах в работе с этой категорией людей до 30 лет. Как отличается ситуация в нашей стране от ситуации в Германии? Марион Фишер: Я думаю, что в России проблема во многом еще замалчивается. Так как не все люди еще осознали, что это проблема, которая может касаться завтра собственных детей. И на Западе эпидемия прошла уже 25-ый год. Поэтому люди понимают и привыкли к тому, как надо вести себя, чтобы жить с такой инфекцией и не заразиться. А здесь многие еще не понимают, какие пути есть заражения и это очень опасно. Ведущий: Т.е. вы считаете, что это гласность, нельзя скрывать масштаб эпидемии и необходимо постоянно говорить о том, что рядом с нами живут ВИЧ – инфицированные люди. Марион Фишер: Я думаю, что да. Ведущий: Вы говорите, что уже четверть века Западная Европа уже живет, и адаптировалась. Можно сказать, что этот диагноз уже не воспринимается как приговор? Марион Фишер: В моей среде, в Германии, уже не принимается как приговор. Сегодня есть современные лекарства для терапии и люди могут жить долгую жизнь с такой инфекцией. Ведущий: А если проследить хронологию изменения отношения к ВИЧ – инфицированным начиная с 1980 года. Как все менялось, и повторяла ли Россия этот путь? Марион Фишер: Я думаю, что Россия не совсем повторяет этот путь. Потому что здесь эпидемия началась в среде наркозависимых, а в Европе и США она началась в среде гомосексуалистов. Так, что здесь вспышки эпидемии шли гораздо быстрее, и они были сконцентрированы сначала на некоторые города и территории России. У нас же она распространялась более равномерно. Так как в России развитие идет другим путем, мы не можем использовать одинаковые методы борьбы. Ведущий: Проект Евросоюза, который вы представляете, он реализуется в пяти регионах нашей страны. Вы уже второй раз здесь, первый раз вы были в городе Сургуте. Что вы можете рассказать о тех подходах, которые здесь существуют, о тех методиках, о тех наработках, которые можно называть перспективные? Марион Фишер: Я убеждена, что в Ханты-Мансийском округе из-за того, что эпидемия присутствует достаточно долго, разрабатывались очень успешные и очень хорошие системы здравоохранения и заботы со стороны здравоохранения по поводу ВИЧ и СПИДа. Я здесь наблюдала эту систему, и она просто великолепно функционирует. Наш проект, однако, первый проект Евросоюза в России по вопросам социальной поддержки этой категории населения. И мы здесь проводили анализы, и можем сказать, что у нас есть идея и возможности этого проекта. Но она еще не существует, так как не хватает межведомственного сотрудничества и не хватает взаимопонимания существующих и успешно работающих организаций социальной защиты и поддержки. Ведущий: Что вы видите в конце темного туннеля, который имеет место быть? Марион Фишер: В конце этого туннеля я увижу гибкую, открытую систему поддержки этой группе, которая существует на выбор тех людей, которые инфицированы. Мы никого не вынуждаем принимать помощь, и не вынуждаем идти и просить о помощи. Мы хотели, чтобы любой человек, который попал в эту ситуацию, мог получить беспрепятственный переход из здравоохранительных учреждений к социальным услугам. Ведущий: Кто осуществляет финансирование проекта Евросоюза, и находят ли ваши предложения поддержку на местах в нашей стране? Марион Фишер: Сам наш проект финансируется 100% средствами Евросоюза. Но он, конечно, существует временно, и эти средства ограничены. В регионах России, в которых мы работаем, есть поддержка правительства, местных органов, которые будут нести нашу работу в будущее. Ведущий: Расширится ли количество регионов в нашей стране? Марион Фишер: В следующем году мы проведем межрегиональные мероприятия. Сейчас основная цель в том, чтобы подвести итоги и показать самые подходящие примеры работы и передать на Федеральный уровень. Ведущий: Спасибо, что вы нашли время в своем напряженном графике и рассказали нам о своем проекте. До свидания.



Оставить комментарий
Ваше имя
Ваш E-Mail
Текст сообщения
Символы на картинке
Защита от автоматических сообщений