ЮграТВ online
03 Декабря 2016
20:33
чт
/
пт
сб
20:10
21:10
вс
/
пн
/
вт
/
ср

«В Общественную палату РФ поступает миллионы обращений от граждан – это первый момент, второй момент – упоминания в прессе об Общественной палате на 50% положительны, и лишь только 20% носят негативный характер. Если мы хотим строить гражданское общество,

16 Ноября 2007 17:55 Версия для печати
15 ноября в эфире телеканала «Югра» вышла программа «От первого лица». В студии был главный редактор газеты «Московский комсомолец» Павел Гусев. Ведущий: Добрый вечер! Это программа «От первого лица». О свободе слова, о печатном деле и об общественном российском телевидении мы узнаем от первого лица, в нашей студии Павел Гусев – главный редактор газеты «Московский комсомолец», генеральный директор издательского дома «Московский комсомолец», председатель комиссии общественной палаты по коммуникациям, информационной политике и свободе слова в средствах массовой информации. Павел Николаевич, одна из задач возглавляемой вами комиссии, это некая экспертиза нормативных актов, которые принимают различные органы власти. Вы их рассматриваете на моменте подготовки и высказываете свое мнение. Были ли такие случаи, когда нормативные акты или отдельные их положения могли ущемить свободу слова в России? Павел Гусев: Да, конечно. За два года мы не раз сталкивались с ситуацией, когда осуществлялись посягательства на закон «О средствах массовой информации». Причем закон «О печати», который был принят в начале 90-х годов многие, работающие в средствах массовой информации, считают наиболее демократическим законом, помогающим СМИ нормально существовать. Так, например московская городская Дума решила внести поправки в закон «О средствах массовой информации», чтобы запретить писать в любых материалах, передачах и радио национальность преступников и вообще употреблять национальность, если это касается каких-либо преступлений. Мы резко возразили по этому поводу. Была создана рабочая группа в общественной палате в нашей комиссии, куда вошли юристы, эксперты, люди, которые понимают в СМИ. Мы считаем, что этот вопрос должен быть оставлен на рассмотрение самих средств массовой информации. Одно дело, когда мы говорим, что «такой-то» убил или совершил преступление, но есть скинхеды, есть преступления, совершенные на национальной почве. Таким образом, поправка в такой закон полностью исключит все возможности упоминаний и разговоров о том, что совершаются преступления на национальной почве. А они есть и сегодня совершаются. Мы не можем взять и вычеркнуть одной рукой такое положение, которое угрожает жизни нашего общества. Ведущий: Скажите, а эти посягательства носят умышленный характер либо это скорее от незнания закона? Павел Гусев: Я думаю, что это просто желание поправить журналистов, желание вторгнутся в ту схему, которая сложилась годами, желание лишить журналистов свободы слова. Ну, например некоторые депутаты решили создать общественные комиссии по нравственности при средствах массовой информации. Есть закон «О средствах массовой информации», где совершенно четко расписано то, что не могут делать СМИ. Расписаны вопросы, связанные с терроризмом, вопросы, связанные с оскорблением национальных чувств, вопросы, связанные с эротическими моментами. Но у нас в законодательстве России до сих пор не определено чем отличается порнография от эротики. Как мы можем тогда запрещать или не запрещать что-то. Ведущий: О работе общественной палаты все хорошо знают по двум случаям, которые достаточно широко освещались центральными телеканалами: по сносу дома в Москве в Бутово и случай по поводу рядового Сычева. Скажите, а вашей комиссии приходилось ли вмешиваться в какие-то конфликты между средствами массовой информации и еще кем бы то ни было? Павел Гусев: Такие конфликты были в Калининградской области, были в Тульской области, в Москве, в Вологде, когда редактор одной из газет попала под следствие за то, что они сделали глупейшую карикатуру. Мы вмешались, провели экспертизу, направили документы в генеральную прокуратуру и в суд. Суд, генеральная прокуратура и прокуратура области учли наши предложения и замечания, которые были оглашены в суде. Главного редактора хотели лишить свободы на 3 года, такое решение не состоялось именно по причине вмешательства нашей комиссии. Ведущий: Это были конфликты между средствами массовой информации и кем еще? Павел Гусев: Это были конфликты между СМИ и властью. Мы вмешивались в ситуацию, связанную с неожиданным резким повышением почтовых услуг, которые выросли до таких размеров, что это лишало возможности людей подписываться на печатные средства массовой информации. Мы дошли до министра связи, подняли почту России, провели ряд слушаний, обратились в Государственную Думу, обратились в администрацию Президента. Первый вице-премьер Правительства Дмитрий Медведев собрал по этому поводу специальное совещание, на котором разбирался этот вопрос. После этого совещания было принято решение вернуться к прошлогодним ценам, заморозить цены. Таким образом, комиссия общественной палаты применила очень важное усилие, для того чтобы не дать возможности сверхрезкому повышению цен на подписку на СМИ. Ведущий: Т.е. вы можете сказать, что общественная палата приобретает все больший вес и значимость в обществе? Павел Гусев: На сегодняшний день количество обращений и писем в общественную палату составляет несколько миллионов в течение года. Второй момент, в прессе из всех упоминаний 50% уже положительных. Если на начало года было 80%, критикующих общественную палату, то сейчас 20%. На сегодняшний день мы чувствуем уважение и желание нас слушать в административных органах, в правительственных органах, в министерствах, различных федеральных структурах. Мы сегодня говорим четко и убедительно о том, что структура действительно реально была создана Президентом РФ Путиным, что это его было предложение создать такую структуру. По-другому она появиться не могла. Если мы хотим строить гражданское общество, мы должны такие структуры создавать. Понятно, что мы сами никогда не смогли бы самоорганизоваться. Такую структуру нельзя самоорганизовать. Поэтому то, что сделал Президент, это было очень важным шагом в строительстве гражданского общества. Второй момент это то, что такая структура реально заработала. По многим комиссиям приняты решения, мы постоянно оспариваем и проводим экспертизу законов не только по нашей комиссии, но и по другим комиссиям, где говорим: «Уважаемые депутаты, послушайте мнение народа, послушайте мнение общества. Это не просто ваше желание, а вот наше предложение». И дальше уже экспертизы, которые мы заказываем, разрабатываем, привлекаем различные общественные организации к тем проблемам, которые выносятся уже как законодательные акты. И вы знаете, это помогает. Ведущий: В одном из интервью, вы сказали, что свобода слова станет неотъемлемой частью нашего общества лет через 50-60, т.е. когда гражданское общество у нас и будет. Действительно так долго ждать? Павел Гусев: Я думаю что да. Вы знаете, законов в стране выпускается большое количество. Можно выпустить закон, что с завтрашнего дня наступила полная демократия. Но мы прекрасно понимаем, что этого не произойдет. Потому что очень много чиновников, различных людей от власти которые живут советским прошлым и считают, что командными методами можно решить быстрее, чем убедить людей нормально жить, работать, выполнять законы, которые сегодня принимаются. Я считаю, пройдет очень много времени, прежде чем придет новое поколение тех молодых ребят, которые уже родились в наш период, неплохо учатся, талантливы, хотят заниматься бизнесом, хотят платить налоги, хотят выполнять законы. Что такое демократия? Это выполнение законов. Ведущий: Комиссия общественной палаты рассматривала вопрос создания общественного телевидения РФ. В этом действительно есть необходимость? Павел Гусев: Сегодня большая часть основных каналов принадлежит тем или иным структурам власти. Я не знаю насколько это хорошо или плохо. Я только понимаю одно, что если телевидение формирует одно единое пространство, которое, так или иначе близко к власти, это может создать другое информационное пространство «кухонное», т.е. власть с помощью телевидения будет говорить об одних проблемах, мы будем «на кухне» говорить о других проблемах. Я не говорю, что это обязательно так получится. Есть разные телевидения. И на телевидении государственном у разных каналов есть различные точки зрения. Но, тем не менее, власть четко работает с телевидением. Я считаю, что в этом ничего страшного нет на данном этапе развития общества. Я считаю, что общественное телевидение могло бы стать той трибуной, и отдушиной где человек мог бы выразить другую точку зрения. Ведущий: Т.е. там буду все кроме представителей власти? Павел Гусев: Это не исключает власти ни в коей мере. Власть это одна из ячеек гражданского общества. Ведущий: Появление общественного телевидения не самая ближайшая перспектива? Павел Гусев: Я думаю, что в ближайшие 5-6 лет появление такой структуры в обществе возможно. Ведущий: Павел Николаевич, скажите, а может не создавать никакие общественные телевидения? Например, газета, которая принадлежит нефтяной компании. Она всегда будет писать, что компания тратит много денег на экологию. Если мы возьмем другую газету, принадлежащую Гринпис, она всегда будет писать, что на экологию денег мало. Может тут и лежит истина. Человек посмотрел, почитал и определил для себя, где все-таки, правда. Павел Гусев: Согласен. Сегодня в СМИ так все приблизительно и происходит. Но надо учитывать другое, что сегодня телевидение имеет большую силу влияния, чем печатные СМИ, сегодня существует Интернет, который тоже имеет очень сильное влияние и значимость особенно в молодежной среде и активной среде, та, которая сегодня входит в жизнь и через несколько лет придет в гражданское общество и во власть. Я считаю, что сегодня нам не угрожает единомыслие, но меня смущает, что мы на телевидении не можем более широко зачастую мыслить. Я еще раз повторюсь, есть газеты, есть Интернет, есть на самом телевидении разные точки зрения и это часто видно по разным каналам, но все-таки я убежден, должно появиться общественное телевидение. Некая форма выражения гражданского мнения и точек зрения, которые существуют в обществе. Ведущий: А чью точку зрения выражает «Московский комсомолец». Павел Гусев: Я думаю, что это близкая к гражданскому обществу позиция. Я никогда не скрывал и не скрываю, что являюсь владельцем «Московского комсомольца» и за мной стоят не нефтяные и газовые капиталы, не финансовые потоки. Мы живем на то, что зарабатываем, издавая 91 газету и журнал, которые существуют в нашем холдинге. У нас существует и своя система распространения, которая приносит деньги, свое экспедирование, полиграфические мощности и т.д. и т.п. Т.е. мы целый комплекс в издательском бизнесе и это приносит свои деньги. Да, конечно же, я влияю на газету. Вообще хочу сказать, что не бывает ни одного печатного органа, который был бы абсолютно независим. Я не верю, когда мне говорят «независимая газета». Газета зависит от главного редактора, от издателя, от многих других причин, да даже от самого журналиста. Потому что его субъективная точка зрения, так или иначе, является субъективной. Она до конца не отражает общественную значимость. Он все равно через себя пропускает этот материал, он может задавать в интервью те вопросы, которые он видит и слышит. А другой журналист у того же человека возьмет интервью по-другому. Не вижу возможности говорить, что мы независимы. Конечно же, мы зависимы от читательской аудитории, и от меня и от журналистов. Ведущий: Хочу спросить по поводу трагического случая. Еще в 90-е годы убийство Дмитрия Холодова – вашего репортера. Я знаю, что газета сама проводила свое расследование. Вот эти точки зрения совпали? Официальная версия и … Павел Гусев: Да, я больше хочу сказать, что, проводя свое расследование, мы, конечно же, не обладали теми возможностями, которыми обладают прокуратура, следствие. И, тем не менее, на нас выходили такие люди и с такими фактами, которые могли повернуть следствие, как нам кажется на правильный путь. Более того, все эти данные мы сразу передавали в следственную бригаду, мы давали различные записи и расшифровки различных телефонных разговоров. И это помогло следствию. Но, к сожалению, как мы считаем, военных подозреваемых судил военный суд. Что само по себе нонсенс на наш взгляд и в результате они все были оправданы, хотя до этого все признавали свою вину. Ведущий: Такой случай, наверное, тогда еще изменил газету, коллектив, взгляды на жизнь. Может по-другому стали работать? Павел Гусев: Это был сложный период времени. Это трудно представить, когда в редакции, непосредственно в одном из коридоров происходит взрыв, и мы на руках выносим изуродованное тело своего товарища. И, мы понимаем, что произошло убийство, мы понимаем, что следствие, в конечном счете, оказывается в тупике, мы понимаем, что реальные преступники не осуждены, мы понимаем, что для журналистов в целом это очень плохой случай. Если есть безнаказанность в убийстве журналистов, это значит, такие убийства будут. Сколько уже после этого было убийств известных журналистов и менее известных. Конечно, мы стали смотреть по-другому на жизнь и на власть, ту, которая была и не дала провести расследование в начале 90-х годов, что может быть, повернуло бы, историю журналистики по-другому. Ведущий: А какой вам видится газета «Московский комсомолец» в будущем, через 5-10 лет. Об этом говорить еще рано? Павел Гусев: Да я могу приблизительно говорить. Я думаю, что это некий симбиоз, совмещение печатного органа и Интернет-издания. Мы в этом году открыли новое Интернет-издание на основе не только нашей газеты. Это абсолютно другой журналистский коллектив, который работает на Интернет-издание. Что-то берется из основной газеты, но в основном, это своя новостийность, своя подборка фактуры и своя работа в Интернете. Более того, там открытые возможности для комментариев, обсуждение материалов. Сделана живая газета. Очень много всяких параметров, которые помогают читателям вести живой диалог. Вот на этом соединении, я и вижу дальнейшее развитие газеты. Вижу, как развитие не просто информационного поля, но это и хороший бизнес, хорошее направление для развития СМИ, Интернет - изданий, как бизнес проекта. Это очень интересно. Ведущий: А что вы можете сказать о региональной вкладке «МК- Югра». Этот же коллектив издает региональную вкладку «МК- Тюмень». Павел Гусев: Это очень сильная и профессиональная бригада, хорошо работает, есть хорошие материалы. Работает без экстремизма. Я вообще не люблю, когда мои партнеры и мои издания в регионах вдруг начинают проявлять себя как «ах, я самый смелый, я сейчас такое напишу...». Я против этого, я против того, чтобы уходить в сторону кулачного боя. Если ты видишь недостатки, обоснуй их, напиши так, чтобы было понятно, что происходит в регионе. Напиши, чем ты недоволен или властью, или существующей ситуацией в силовых структурах, милицией. В этом плане ребята, которые работают здесь, очень талантливы и у меня есть полное удовлетворение от того, что они делают. Ведущий: Последний вопрос. Что же все-таки происходит в регионе, в ХМАО, в который вы сейчас приехали, побывали на выставке «Информационный мир Югры», что вы можете сказать? Павел Гусев: Могу честно сказать, я искренне завидую жителям Югры и Ханты-Мансийска. Я сегодня полдня ездил с губернатором, осматривал город и ближайшие объекты. Я первый раз здесь и поражен тем, что сделано в городе. Я поражен красотой. Сколько сделано социального для здоровья людей, спортивных объектов, студенческие городки, как все это оформлено. Какие дороги хорошие. Я приехал сюда, казалось в глубинку, но я оказался в центре России. Вот что меня сегодня поразило. Но меня поразило и то, насколько власти нормально и доброжелательно относятся к СМИ. Это тоже большой факт. Сегодня власти абсолютно спокойно работают с журналистами и в Ханты-Мансийске, и в Сургуте. У них нормальные здоровые отношения. Нет напряжения, как есть в ряде регионов, что мы видим в общественной палате. Если бы у нас во всех регионах творилось такое хорошее как твориться здесь в работе властей, страна жила бы по-другому. Ведущий: Гражданское общество построили бы, наверное, не через 50 лет? Павел Гусев: Не через 50, а через 30 лет. Ведущий: Спасибо, Павел Николаевич, за то, что нашли время прийти в студию. До новых встреч!



Оставить комментарий
Ваше имя
Ваш E-Mail
Текст сообщения
Символы на картинке
Защита от автоматических сообщений