ЮграТВ online
06 Декабря 2016
21:13
вс
/
пн
вт
21:00
21:40
23:00
ср
/
чт
/
пт
/
сб

«Я хотел бы, чтобы мы ушли от понятия «средняя» зарплата. Это должно стать открытым разговором, не надо это понятие загонять в среднюю величину, и называть так, что тот, кто много получает – это выгодно, а кто мало – это оскорбительно», - Федор Сиваш, пре

27 Октября 2006 20:15 Версия для печати
26 ноября в эфир телеканала «Югра» вышла программа «От первого лица». Гостем студии был Федор Сиваш, председатель объединения профсоюзов Югры. Помещаем текст телепередачи. Ведущий, Андрей Шушков: Добрый вечер! Я искренне приветствую всех, кто проводит этот вечер с телеканалом «Югра». Какие проблемы существуют между наемными рабочими и работодателями, как добиться повышения заработной платы и нужно ли вступать в профсоюз. Ответы на эти и другие вопросы мы услышим в студии «от первого лица», у нас в гостях Федор Сиваш – лидер объединенных профсоюзов Югры. Добрый вечер! Федор Сиваш: Добрый вечер! Ведущий: Обо всем по порядку. Сегодня в окружном центре обсуждали ход выполнения трехстороннего договора между наемными рабочими, работодателями, и властью. Профсоюзы - это и есть представители наемных рабочих? Федор Сиваш: Да, на сегодняшний день это единственная организация, которая представляет интересы работников, перед работодателями и органами власти. Здесь есть одна маленькая деталь, чтобы нас, наемных рабочих было больше половины. Всего. Ведущий: А сколько всего? Федор Сиваш: Более 500 000 членов профсоюзов. У нас есть полномочия представлять, что мы и делаем во всех процедурных вопросах. Ведущий: Скажите, например человек работает в частном предприятии бухгалтером, преподаватель работает в школе в бюджетной организации. Скажите, они все и есть наемные рабочие? Конечно, абсолютно, такого термина нет, такой-то наемный рабочий или другой. Другая сторона – это объединение работодателей, это кто? Во-первых, понятие «работодатель» определено нашим трудовым кодексом, это тот человек, который является собственником предприятия, представляет собственника или заключает от лица собственника коллективный договор. Причем, который несет ответственность за работника. То есть директор Дома культуры, который находится в региональной или муниципальной собственности, тоже является работодателем? Федор Сиваш: Конечно. Хотел бы спросить о принципах работы трехсторонней комиссии. Одна сторона – рабочий, который хочет получать высокую заработную плату. Другая сторона – работодатель, который хочет платить рабочему по минимуму и получать максимальную прибыль. Так устроена жизнь, бизнес. Власть здесь выступает неким третейским судьей? Если говорить о сторонах переговоров на уровне трехстороннего совета и о задачах, которые мы ставим, то я бы назвал соглашение, которое мы заключаем с максимальными задачи, и которое будет давать минимальные гарантии. Оно обобщает задачи власти, профсоюзов и работодателей, а потом находит закрепление в законодательной базе. А почему все-таки минимальные гарантии? Вот так устроено социальное партнерство: установить максимальную ставку и выплачивать гарантии. И сам эпицентр проблемы передвигается на предприятие, на работодателя. И на тех людей, которые ведут непосредственные переговоры. Я бы не сказал, чтобы работодатель стремится к тому, чтобы все были нищими. Это достаточно долгий процесс и неоднозначный. А роль органов государственной власти – мы в этой комиссии равноценны. Здесь заложен принцип равенства сторон, и работодатели представлены точно так, как и другие стороны. Они здесь присутствуют как граждане и для которых не безразлично все, что происходит у него на территории. А органы власти… Ведущий: А причем здесь власть? Профсоюз говорит, к примеру, не повысишь заработную плату, мы все 500 000 выведем на улицу или все будут сидеть дома, вот и договорились. Федор Сиваш: А у нас такая структура тоже есть. У нас есть двухстороннее и отраслевые соглашение между властью и работодателем, но эта изюминка заключается в том, что по ряду минимальных гарантий мы можем принимать определенные законы, которые позволяют бороться с тем, что люди получают мизерную заработную плату. Т.е. это функция государства, чтобы не было нищих и так далее. Кроме этого, мы уполномочены рассматривать обращения всех работников, в том числе работающих в органах государственной власти. Ведущий: А все стороны соглашения соблюдают его? Федор Сиваш: Вопрос так стоит. Конечно. Если оценивать каждую сторону, то практически идеально представлены органы государственной власти. Нам они открыты, понятны, законодательно закреплены их полномочия. Что касается профсоюзов, здесь у нас определенные вопросы. Мы насильно никого не можем включить в свои ряды. Институт гражданского общества – я не вошел в него и могу его не выполнять, точно так и работодатель. Есть система мотивированного отказа и по нашему определению реализация этих соглашений далека от совершенства. Сюжет про митинг в городах нефтяников. Ведущий: Кто требует повышения заработной платы, требования были достаточно жесткими. Может быть, мнение такое сложилось, что никто ничего не знал, все спали и вышли 100 человек на улицу и открыли глаза на происходящее. Так ли это? Федор Сиваш: Проблема в том, что на базовых предприятиях существуют свои первичные организации. Они по численности приближаются к 100 процентному членству в профсоюзах. Они выстраивают договора, обговаривают все моменты с работодателями, начиная от заработной платы заканчивая социальным пакетом. Этот процесс не сиюминутный, он складывается годами, и выйти на переговоры, и организовать – это все в рамках закона и по обоюдному согласию. И я хочу сказать, что когда люди вышли, то в этом ничего противозаконного нет. Это крик души и это права и свободы. Но вопрос в том, что если бы мы знали, что мы завтра все выйдем и нам всем поднимут зарплату, то мы бы все вышли. Знание ситуации и процесса, что происходит, мы надеемся, что все продвинется. Ведущий: Вам известно что-либо об организаторах этого митинга, об этом независимом профсоюзе? Федор Сиваш: Да, да. Практически везде присутствуют наши наблюдатели, они являются такими же наемными работниками, как и другие. Ко мне обращались, сверхнеожиданого не произошло. Ведущий: А что вас разъединяет? Федор Сиваш: Они требуют коллективного договора, который уже заключен. Но дыма без огня не бывает, поэтому каждый человек, чтобы ему не писали, рассказывали, что бы он не видел по телевизору, когда он приходит домой и начинает анализировать, он понимает, что не все так радужно на самом деле. Тогда он должен принимать какие-то решения, и он их принимает: гражданские решения по защите своих прав. Сюжет про мнение работодателей относительно митингов в городах нефтяников. Ведущий: Работодатели считают, что эти митинги были сильно политизированы. Вы тоже так считаете? Политизированность тоже вредит? Федор Сиваш: Мы дистанцируемся с тем, что связано с коллективными действиями: с выходом на улицу, с проведением митингов и т.д. Стараемся, чтобы в этих моментах не было проблем. Ведущий: А разве не существует соглашения с «Единой Россией», это не политизированность? Да, соглашение существует, и мы рассмотрели предложение, насколько они могут нам помочь в решении этих вопросов. Не на улице, а на уровне принятия нормативных актов. И если бы были предложения от других партий, то мы бы их тоже рассмотрели. Чего греха таить, у нас есть конкретные предложения и мы готовы говорить. Мы учитываем возможности «Единой России», у нас есть конкретные результаты и мы не стесняемся о них говорить. Ведущий: Возвращаясь к тем митингам, которые были, вы сказали, что у вас там есть свои люди. Что вы можете интересного об этом рассказать? Кто организовывал, кто провел? Федор Сиваш: По нашим сведениям, по крайней мере, заявки на них, подавал всего один человек. Мы не знаем кто она, судя по всему, женщина. Она проехалась по администрациям, в разных вариантах подала заявочки, представлялась по-разному – например, координатор рабочего движения. Интересный на самом деле момент, и это не противоречит Законодательству. Федор Сиваш: Конечно. Ведущий: То есть вы и я можем проехаться по всему округу, заявить о том, что мы будем что-то проводить и законных оснований отказать нам или нет? Не ведет ли это к свержению государственного строя. Здесь идет момент уведомления: то есть я с вами провожу такое-то мероприятие. Да, мы сейчас вступили в новую форму, мы должны осознать, что это движение вперед, но мы не должны заговаривать те проблемы, которые обозначаются. Они вскрывают не только вопросы заработной платы, они вскрывают вопросы отношений и с властью, и с работодателями, и внутри рабочего и профсоюзного движения. Поэтому в этом есть моменты на основании которых нужно двигаться вперед. Ведущий: В понедельник вы, представитель профсоюзов, Кобанов, представитель работодателей предложили перенести все с улицы на переговоры на трехстороннюю комиссию. Какие-то отзывы были на ваши предложения? Федор Сиваш: Я как такового обращения не делал, я достаточно четко сказал, что и в России и у нас в округе есть нормальная система социального партнерства. Вот так все называется. Внутри этого социального партнерства отработаны все механизмы. И если бы их не было, тогда можно было бы понять то, что происходит. Но если на предприятии полномочиях. Если здесь 100 процентов членства, а в другом предприятии 0, то разница большая. Поэтому - только вместе. Ведущий: Вы же знали о том, что будет, как будет? Были ли какие-то мысли и предположения? Не хочу сказать, чтобы предотвратить, а встретиться с людьми раньше, поговорить? Сказать к чему, зачем это? Федор Сиваш: Нет, меня был разговор, и я внес очень конкретное предложение: все же возникает в конкретном месте. Если тебе не нравится действия твоей профсоюзной организации, твоего профсоюзного лидера, так ты, как работник, инициируй проведение конференции, переизбери председателя, профсоюзный орган пусть изберет тебя. Человек же начинает говорить, что мы будем независимы, от кого? Кстати, от кого? Я не знаю, да и термин профсоюз здесь не применим. Чтоб назваться профсоюзом, нужно объединить на территории страны более половины организаций. Ведущий: Скажите, какие перспективы повышения заработной платы в округе? Федор Сиваш: Перспективы роста заработной платы на 99 процентов определяются посредством переговоров между работниками и работодателями. Мы определяем минимальные стандарты. И по минимальным стандартам у нас в самой формулировке тарифной ставки заложена перспектива. Она должна быть не менее половины прожиточного минимума. А дальше каждый переговорщик определяет свои возможности в каждом конкретном случае. Проблема роста актуальна, так как более половины наших представителей получают от 4500 до 13 000 рублей в месяц. Ведущий: Может быть это еще и «черная» зарплата, или вы этот термин не используете? Федор Сиваш: Нет, не используем. Нет, это не тот случай. Идет нивелирование заработной платы и исчезают районные коэффициенты. Количество размеров прожиточного минимума в заработной плате уменьшается. Уровнем обеспеченности заработной платы основная масса в нашем округе не удовлетворена. Я хотел бы, чтобы мы ушли от понятия «средняя» зарплата. Это должно стать открытым разговором, не надо это понятие загонять в среднюю величину, и называть так, что тот, кто много получает – это выгодно, а кто мало – это оскорбительно. Ведущий: Спасибо и хочу добавить, что у вас есть трехсторонняя комиссия и все работы будут решаться в рамках действующего законодательства.



Оставить комментарий
Ваше имя
Ваш E-Mail
Текст сообщения
Символы на картинке
Защита от автоматических сообщений