ЮграТВ online
11 Декабря 2016
05:21
пт
/
сб
вс
05:00
05:30
пн
/
вт
/
ср
/
чт

На вопросы «Без посредников» отвечает первый заместитель руководителя Московского центра наркологии - Олег Бузик

20 Октября 2011 16:40 Версия для печати

 

Ведущий: «Пить или не пить» - этой алкогольной дилемой подавляющая часть жителей страны уже давно не мучается. Как правило голова у них болит от похмелья. О национальной катастрофе, к которой может привести распространение алкоголизма заговорил даже министр внутренних дел - Нургалиев, после чего объявил о закрытии в стране последних мед. вытрезвителей. Пьяницами и алкоголиками его реформированное ведомство теперь заниматься не будет. Главный полицейский предложил отправлять их на принудительное лечение, то есть возрадить ЛТП – лечебно-трудовые профилактории, как во времена Советского Союза.

 

Кто сегодня должен бороться с алкоголизмом, и будет ли от борьбы смысл, будут ли в России продавать алкоголь позднее 10 часов после запрета, есть ли смысл возвращения ЛТП? Об этом мы сегодня говорим с первым заместителем Московского центра наркологии Олегом Бузиком.

Запретительные и карательные меры в нынешних реалиях: запрет на торговлю спиртным ночью, отправка на принудительное лечение. Какой эффект будут иметь?

 

Олег Бузик: Если речь идет об ограничении продаж, то я думаю, есть в этом смысл. В первую очередь он направлен на молодежь, на подростков. Если у них не будет такой доступности, которая есть, то какая-то часть их не будет проводить пробы алкоголя.

Если говорить о принудительном лечении, то в определенном смысле это хорошо. Если человек, страдающий алкогольной зависимостью вступает в конфликт с обществом, нарушает правопорядок и прочее, конечно, он должен за это отвечать. В этом случае он должен в недобровольном порядке проходить лечение.

 

Ведущий: В октябре закончится эпоха мед. вытрезвителей. Каков будет эффект от этой меры? Вытрезвители – это было хорошо или не очень?

 

Олег Бузик: Мед. вытрезвители никогда не были медицинскими учреждениями. Мед. работники делигировались в эту структуру, которая была подведомством МВД. В определенном смысле это гуманно: когда человек замерзает на улице, его отвозят куда-то , где посмотрит медик, где он может проспаться и потом пойти домой. Для медиков ничего не произойдет. Если человек на улице и мы не знаем: плохо ему, или он находится в состоянии алкогольного опьянения, вызывают скорую. Медики относятся к ним серьезно. Это коварные пациенты. Больной может сам не знать что с ним происходит, и без должного внимания он может погибнуть, поэтому медики как работали, так и работают.

 

Ведущий: Сенаторы против закрытия мед. вытрезвителей. Они говорят, что их можно переквалифицировать в специальные учреждения с медицинским уклоном. Вы какого мнения придерживаетесь?

 

Олег Бузик: Они не должны быть подведомственны медицине, потому что переброс из одного ведомства в другое мало что даст. Человек, находящийся в опьянение может быть агрессивен, не отдавать отчет своим действиям. Представьте персонал: врачи, медсестры, - большей частью женщины. Не медицинская это задача – огораживать пациента от противоправных действий, поэтому передавать медикам – бессмысленно.

С одной стороны гораздо гуманнее лиц в подобном состоянии везти в мед. учреждение. В вытрезвителе ,если случается какой-то недуг, когда человек приходит в себя, возможности лечебные ограничены.

 

Ведущий: Что касается ЛТП. Как Вы относитесь к этой идее?

 

Олег Бузик: В том виде, в котором они были, они не должны существовать. Основное, чем занимались там люди – труд. Это была не добровольная мера. Для того, чтобы попасть туда нужно было решение суда. Здесь речь может идти об альтернативе наказания: недобровольное лечение вместо наказания за какое-то правонарушение в состоянии алкогольного опьянения. Чтобы мера назначалась судом, человек продолжал жить в семье, работать, находясь под неусыпным оком наркологической службы на тот срок, который определит суд.

 

Ведущий: Где сегодня лечат алкоголиков, и имеет ли эффект это лечение?

 

Олег Бузик: Если говорить о частных медицинских учреждениях, то, я глубоко убежден, что коммерческое учреждение не может оказать объем услуг, которые может оказать государственное учреждение. Сейчас идет реформация наркологической службы. Минздрав выделил на это достаточно большие деньги. Выбрано 16 регионов для модернизации наркологической службы. Процент излечения зависит не только от качества медицинских услуг, которые мы предоставляем. Сейчас все больше внимания стали обращать на лечебно-реабилитационный процесс, психолого-социально-медицинское сопровождение. В нашем центре выстроена такая технология. Учитывая, что Минздрав взял модель нашего центра за базовую в России, мы ездим с обменом опытом в регионы, чтобы показать как мы работаем.

 

Ведущий: В России очень много пьют, по сравнению с советскими временами?

 

Олег Бузик: Я не могу сказать, что пьют больше, или пьют меньше. Как любое заболевание оно имеет определенный процент. Другое дело: почему человек к этому прибегает? Чтобы уйти от реальности, потому что реальность, которая его окружает не устраивает его. Каждый регион должен решить для себя, как он будет выстраивать социальную программу помощи пациентам. Многие из них просто не имеют профессии, кто-то уже потерял профессию.

 

Ведущий: Другими словами: если жизнь лучше станет, и пить меньше будем?

 

Олег Бузик: В определенном смысле – да! Не столько лучше, сколько стабильнее.

 

Ведущий: Где больше всего пьют: в провинции или в больших городах? Что пьют?

 

Олег Бузик: Пьют все, что угодно, в основном крепкие 40-градусные напитки. Молодежь массово употребляет пиво. А пиво – это ворота для вина и водки.

 

Ведущий: Может быть уже перестать бороться и пойти другим путем: культуру питья воспитывать?

 

Олег Бузик: Вы абсолютно правы. Когда выпивать будет не модно и стыдно, картина изменится значительно. А это уже зависит от вас с нами, от всех. Есть коллективы, где не принято употреблять алкоголь на работе и в семьях. Есть коллективы, где это традиции.

Непростая задача, но приемлемая.

 

Ведущий: Нужно просто сделать правильный выбор! Спасибо Вам! На вопросы без посредников отвечал первый заместитель руководителя Московского центра наркологии Олег Бузик.

 

 




Оставить комментарий
Ваше имя
Ваш E-Mail
Текст сообщения
Символы на картинке
Защита от автоматических сообщений