ЮграТВ online
09 Декабря 2016
01:28
ср
/
чт
пт
00:55
02:00
02:30
сб
/
вс
/
пн
/
вт

Север - как наказание. В Югре сегодня вспоминают репрессированных

30 Октября 2012 19:03 Версия для печати
3762

Сегодня - День памяти жертв политических репрессий. Для нашего округа дата особая, поскольку в 30-40-е годы прошлого столетия Югра была краем спецпереселенцев. Суровый северный климат должен был стать еще одним наказанием для врагов народа.

В городах Югры сегодня проходят памятные мероприятия, посвященные этой дате. В Ханты-Мансийске митинг прошел возле Мемориала жертвам политических репрессий, который был построен на месте, где раньше стояла комендатура и отмечались ссыльные. Всего возле мемориала сегодня собралось несколько десятков человек: школьники, родственники репрессированных. Возложил цветы глава города Василий Филипенко.

Василий Филипенко, глава г. Ханты-Мансийска: «Воспоминания об этих ужасных годах не должны стираться из нашей памяти. В первую очередь, чтобы такие события не могли повториться в истории нашей страны».

Всего в Югру в годы сталинских репрессий было сослано более 30 тысяч человек, около тысячи из них были расстреляны. Сейчас в округе проживает почти 4 тысячи пострадавших от политических преследований.

Татьяна Гоголева, дочь репрессированных: «Они боялись что-либо сказать. Мама говорила: «Будьте тише воды, ниже травы! Это не про вас, чтобы вы там пели и чему-то радовались, вы все еще под учетом». Тут регистратура была, мы тут отмечались».

Репрессированные люди жили без паспортов и вообще каких-либо прав. Их задача была - работать на благо Родины. Так государство решало проблему освоения северных территорий.

Валентина Мельникова достала с дальней полки семейную реликвию - половик - это единственное, что осталось от той страшной и голодной жизни ссыльной семьи. Мельниковых, а их тогда было больше 20 человек, в 1930 году раскулачили и выслали из-под Омска в Сургутский район Остяко–Вогульского округа. За что - до сих пор пытается понять Валентина Яковлевна.

Валентина Мельникова, дочь репрессированных: «А ни за что. Мама все время говорила: «Кого надо было выслать, они все заранее уехали». А работу эту сделать надо, отметку поставить надо, что выслали кулаков и прочее. Бабушке нашей приписали, что она кулачка. Бабушка все говорила, что мы не знаем за кого мы и страдали».

Дорогу на Север Валентина Яковлевна помнит по рассказам матери, ей самой тогда было несколько месяцев. Около 50 семей шли сначала обозом, потом по реке. Зимой, практически раздетые. Больных и умерших охрана заставляла бросать по дороге.

Валентина Мельникова, дочь репрессированных: «Когда выселяли, не давали ничего брать с собой. Что одели на себя, в том и идите. А не одел - ничего не давали брать. Мама все жалела - у них же пуховые шали, все было».

Эту партию ссыльных выгрузили с баржи недалеко от села Локосово. Там переселенцы построили свой поселок - Нагорный. Таких спецпоселений, «спутников», в 1930 году по всему округу появилось больше 50.

Анфиза Соколова всю жизнь прожила на Черном мысу. Ее семью тоже репрессировали в 1930 году. Дед отказался идти в колхоз и всех выслали на Север. Анфизе тогда было два года. Голодная зима 33-34-х годов, расстрелы с 1937 по 1939 г., война, когда мужчин в работе заменили дети – все это Анфиза Яковлевна помнит или сама, или по рассказам.

Анфиза Соколова, дочь репрессированных: «Вот раньше в Сургут мы не имели права сходить. До войны, наверное, не имели права туда без разрешения ходить. Надо было разрешение взять у коменданта, а потом туда по каким-то делам. А зачем-то туда нам ходить, то нам и незачем совсем. Только здесь, если лавка есть, хлеба дадут норму и все».

Молдаване, украинцы, калмыки, поляки – вторая волна поселенцев прибыла уже в войну. Можно сказать, что тогда и была заложена полиэтничность будущего Сургута.

«Жили все скопом, - говорит Анфиза Матвеевна. Хорошо, если на семью было целых полкомнаты. И никого не спрашивали, можно ли подселить соседей».

Анфиза Соколова, дочь репрессированных: «Я вот сейчас помню, что в маленькой комнате жили две семьи. Поляки жили, потом поляков увезли куда-то, потом еще молдаване жили и тут еще населили, хоть на пороге спи. А потому что некуда было селить, всем подселяли. Почему-то дружно люди между собой жили, мне кажется. Наверное, боялись все-таки власти».

Только на рубеже 40 и 50-х годов государство признало за сосланными в Сибирь обычные человеческие права. Людям начали выдавать паспорта, разрешили строить дома за границей поселений, кто-то вернулся на Родину. Но очень многие за эти трудные годы душой прикипели к Сургуту и остались здесь. Около 700 сегодняшних жителей Сургута – прямые потомки спецпереселенцев, сосланных в 30-е годы для освоения Сибири.



Автор
     
Дина Биглова, Сергей Шибаев, телекомпания "СургутИнформТВ", специально для телеканала "Югра".
   


Оставить комментарий
Ваше имя
Ваш E-Mail
Текст сообщения
Символы на картинке
Защита от автоматических сообщений